Joom!Fish config error: Default language is inactive!
 
Please check configuration, try to use first active language

Виртуальная экспозиция

PostHeaderIcon Виртуальная экспозиция

There are no translations available.

Блок-плита с изображением охотника на коз найдена Б.Д. Михайловым в 1985 году в пещере Козы №60 на Каменной Могиле. Датируется эпохой мезолита. Присутствие на плите второй козы «в загородке», по-видимому, следует понимать как воспроизведение древним художником загонной охоты и процесса приручения этого животного. Подтверждением служат найденные в мезолитическом горизонте поселения Каменная Могила 136 фрагментов костей 48 особей домашней козы и 3 фрагмента кости 3 особей собаки. Эти данные говорят о присутствии в хозяйстве мезолитических охотников домашней козы и собаки. Подобные сцены являются классическими образцами в Леванто (Италия), Северной Африке, Ближнем Востоке, Азербайджанском Закавказье, Индии. Такое глобальное территориальное распространение данного сюжета может свидетельствовать о существовании монокульта, связанного с охотничьей деятельностью человека.

Скульптура рыбы-змеи датируется эпохой неолита (VI-V тыс. до н.э.), выполнена из каменномогильского песчаника. С древнейших времен образ рыбы/змеи участвовал в общих трехчленных (по вертикали) мифологических схемах Вселенной: низ – рыба/змея, средняя часть (земля) – животное, верх (небо) – птица. По мнению некоторых ученых, каменная рыба соответствует стилистическим воззрениям древних людей, когда она заглатывает солнце одним ртом и через другой выпускает его во Вселенную, что символизирует смену дня и ночи. Обожествление рыб в эпоху неолита, вероятно, связано с тем, что в этот период наступает специфический кризис охотничьего хозяйства и рыболовство играет существенную роль в жизнедеятельности древнего общества.

С наступлением неолитической эпохи происходят новые прогрессивные изменения в материальной культуре и хозяйстве древнего населения стран Передней и Средней Азии, Индии, Европы, Северной Азии. Неолит характеризуется прежде всего значительным улучшением техники изготовления каменных орудий труда. Представленные в экспозиции орудия найдены в пгт. Планерское, Крым, в 1986-1987 гг. Сохраняя и совершенствуя прежние способы обработки камня и кости, человек неолитического времени повсеместно переходит от оббитых рубящих орудий мезолитических форм к более совершенным — шлифованным. Окончательная отделка каменных орудий способом шлифования — самая характерная черта новой, неолитической техники. Употребляя этот новый приём обработки камня при изготовлении каменных орудий труда, человек начинает широко использовать наряду с кремнем редкие и с трудом обрабатываемые породы камня, в том числе полудрагоценный особо прочный камень — нефрит, а также жадеит. Широко распространяются теперь и такие новые приёмы обработки камня, как пиление и сверление. Пользуясь этой техникой, человек мог с большим успехом, чем прежде, придавать камню желаемую форму. В результате широко распространились новые, ранее неизвестные или известные только в самых примитивных формах каменные изделия, в первую очередь связанные с собирательством и затем с земледелием: утяжелители для палок-копалок в виде массивных дисков или колец с отверстием посредине, песты, ступки, зернотёрки, а также такие важные орудия, как мотыги. Достигает предельного расцвета и техника отжимной ретуши, поднимаясь до уровня настоящего искусства. Значительно совершенствуются лук и стрелы. Повсюду распространяются новые наконечники для стрел, разнообразные по форме, тщательно обработанные отжимной ретушью с обеих сторон. Неолитические наконечники стрел и копий были совершеннее и практичнее мезолитических.

Фаллоидная стела эпохи бронзы. Изготовлена из понтического известняка. Найдена в с. Спасское Мелитопольского района Запорожской области. По рассказам местных жителей фигура была выпахана на вершине кургана, расположенного на северо-восточной окраине села. Стелы фаллоидной формы (лингамы), по всей вероятности, были тесно связаны с культом плодородия и ассоциировались с мужской силой вождей и старейшин рода как главных исполнителей воли Богов на земле. Одним из главных требований, предъявлявшихся к кандидатам в жрецы, было требование, встречающееся во многих религиях, - не иметь физических недостатков. В конечном счете фаллос стал одним из основных атрибутов священно-фаллистического обряда культа плодородия в виде фетишей и менгиров. В курганах Северного Причерноморья эпохи меди-бронзы встречено значительное количество аналогичных памятников: Каменная Могила, с. Сосновка, Мелитопольского района, с. Надеждино, Приазовского района, Запорожской области и др. Те же функции выполнял и «священный брак»: акт как «… праздник грядущего изобилия природы», в содержании которого была смена времен года «как результат ухода и нового возвращения божества природы». Как правило, действа «соития» приурочивались к храмовым праздникам, и происходили в период весеннего равноденствия, перед началом сельскохозяйственных работ. Данный сюжет встречается, в частности, на плитах Каменной Могилы.

В изучении петроглифов Каменной Могилы особое значение имеют многочисленные буквенные знаки, явно напоминающие древние письмена, известные в некоторых алфавитах Средиземноморья, Месопотамии и на сосудах эпохи металла в Северном Причерноморье. Изучено более тридцати местонахождений с так называемыми каменномогильскими «письменами». Многие из них имеют внешнее сходство с письмом из Библа, о. Крита и Финикии, датируемых нач. II – нач. I тыс. до н.э., что явно указывает на их типологическую и хронологическую синхронность. А-образные знаки, известные на антропоморфной стеле ямного времени из разрушенного кургана вблизи совхоза «Элита» Мелитопольского района, «относят» нас к середине III тыс. до н.э. Наиболее древние образцы «письма» на Каменной Могиле относятся к ранненеолитическому времени (VI тыс. до н.э.). В 1999-2001 гг. у подошвы холма было открыто обрядово-ритуальное местонахождение эпохи неолита, где, кроме прочего, была найдена каменная плитка-конкреция с «письменами». Вероятнее всего, наши предки знали разновидность пиктографического и счетного письма, известного у других народов на ранних этапах развития древнего общества.

Бусина в виде жука-скарабея – пастовая фигурка-амулет, найденная в засыпке входной ямы катакомбного погребения в с. Вознесенка Мелитопольского района Запорожской области. Датируется 18-17 вв. до н.э. Подобные древнеегипетские украшения или подражания им известны в Северном Причерноморье, на Балканах, Кавказе, в Северной Азии, Двуречье, Палестине и т.д. Как известно, в эпоху бронзы влияние Египта на соседние регионы было столь велико, что египетские товары посредством войн и торговли проникали на северо-восток через Палестину и Анатолию, растекаясь на вышеуказанные территории. В Египетской мифологии жук скарабей почитался, как священное насекомое богов Солнца и считался символом созидательной силы Солнца, возрождения в загробной жизни. Египтяне увидели в катании шара символ движения Солнца по небу, а в зубцах на голове жука — подобие солнечных лучей. Они отождествляли скарабея с таинством сотворения светила и изображали египетского Бога Хепри — творца мира и человека — с головой скарабея.

Скульптура головы дракона-вешапа открыта Б.Д. Михайловым в 1985 году, Каменная Могила, грот №55. Вероятно, в древности грот являлся алтарем жителей Северного Приазовья, религиозные представления которых были связаны с хтоническим (относящегося к подземному миру) существом вешапом – драконом, «жившим» в пещере священной горы. Это распространенный в древности мифический образ, встречавшийся на Кавказе, в Индии, Египте, Вавилоне и т.д. Наиболее близкая аналогия встречается в гимнах «Ригведы» (Индия, II тыс. до н.э.), где в главном подвиге Индры (бог грома и молнии) описан дракон Вритра. По ведической версии, это бесплечее, безногое, безрукое змееподобное существо, которое выпивало всю воду на земле, поглощало солнце, небо и утреннюю зарю. Индра убивает дракона, возвращая тем самым людям воду и солнце. Естественно, что подобный миф возник в среде земледельцев, ведь примитивное земледелие было известно в Северном Причерноморье еще с эпохи неолита, а пахотное освоено в ямно-катакомбный период.

Антропоморфная стела была найдена в погребении эпохи ранней бронзы (середина III-го тыс. до н.э.) на западной окраине с. Новофилипповка Мелитопольского района Запорожской области, в 700 метрах к востоку от Каменной Могилы. Выполнена из каменномогильского песчаника. Представляет собой плохо обработанную скульптуру, голова которой едва отмечена выступом. На лицевой стороне плиты просматривается рельефное изображение согнутой в локте руки, держащей в ладони асимметричный кинжал. На руке нанесена узкая неглубокая бороздка. Наличие в ямных погребениях антропоморфных стел связано с представлениями древних людей о воскресении мертвых. Сходство с реальными прототипами-жертвами на стелах исключалось. Вероятно, в понимании людей той эпохи судьба покойника приобретала не земной, а божественный смысл. Покойный символически инкарнировался в каменном изваянии.

В 1986 году Б.Д. Михайловым был раскопан и изучен курган в с. Семеновка. Распологался он на правом высоком берегу поймы р. Молочная. Насыпь кургана практически отсутствовала и длительное время являлась земляным карьером. В результате исследований установлено, что памятник первоначально состоял из небольшого древнеямного кургана и после подсыпки в последующие эпохи достиг диаметра 40-45 метров. В результате зачистки обнаружено 11 погребений, из них древнеямных – 1, позднеямных – 3, катакомбных – 5, срубных – 2. В остальных подсыпках катакомбного времени найдены зернотерка и культовый трапециевидный столик.

Погребение №4 – катакомбное – находилось в северо-восточном секторе кургана. На дне могилы лежал на спине костяк, обильно посыпанный красной охрой, головой на юг, ноги согнуты в коленях и, по-видимому, первоначально поставлены были вертикально, но упали в противоположные стороны. Руки разбросаны в стороны, кисти лежали на уровне таза. Возле головы стоял сосуд (высота – 13,5 см) с выпуклыми боками с заостренной кверху коротко-прямой шейкой и плоским дном, орнаментированный по шейке и плечикам тремя горизонтальными линиями в виде вертикальных вдавлений и двух линий типа веревки. Тулово сосуда расписано с пяти сторон концентрическими кругами (спиралями), в нижней части которых обозначены по 4-6 падающих вертикальных линий в виде веревки. Между концентрическими кругами от плечиков, с пяти сторон, в технике округлого вдавления нанесены антропоморфные фигуры с явно подчеркнутым женским торсом, напоминающие конфигурацию среднеазиатских и восточных терракот. Фигуры имеют сходство с петроглифами из грота №18 на холме Каменная Могила. Второй сосуд (высота – 22 см, ширина – 27 см) находился на уровне стоп ног у северной стенки могилы. Сосуд с выпуклыми боками, с высоким прямым венчиком и плоским дном. Под венчиком имеется орнамент в виде двух опоясывающих линий типа веревки. На плечиках тулова нанесены 7 концентрических кругов, соединенных между собой 6 дугообразными линиями типа веревки.

Погребение №7 – древнеямное, основное – находилось в восточной стороне насыпи. Костяк лежал на спине головой на север, ноги согнуты в коленях. Руки – левая, находилась под тазом, правая – впереди, на тазе. На груди между вторым и третьим ребром (в области сердца) в вертикальном положении находился сильно заизвесткованный наконечник стрелы с удлиненным шипом. С левой стороны костяка на уровне груди лежал кремневый наконечник копья с двусторонней обработкой, слегка выделенным черенком. Наличие в костяке в области сердца наконечника стрелы майкопского типа явно свидетельствует о военных столкновениях названных племен.

 

 

Лепной сосуд, датируемый II тыс. до н.э., найден Б.Д. Михайловым в с. Вознесенка, в курганном погребении. На его поверхности древний художник острым инструментом (ножом или шилом?) нанес рисунки в трех- и пятилинейном геометрическом стиле. Под венчиком расположен веревочный круговой орнамент, ниже – вертикальные насечки, сгруппированные по две, три, четыре, пять и семь штук – очевидно, они обозначают календарные циклы. На сосуде – восемь стилизованных рисунков: два змея, три дерева, человекоподобное существо с бородой и два угла – возможно, символы быков, имеющие свои аналоги в гротах Каменной Могилы. Аналогичные трехчленные рисунки имеются в гроте №22. Такие же изображения встречаются в странах Средиземноморья, Кавказа, Ближнего Востока и напоминают геральдические изображения, которые могли принадлежать вождям-жрецам. Образ Древа Жизни, объединяющий мифологические представления о жизни в целом и противопоставляемый Древу Смерти, занимал особое место в религиозных представлениях древних. Сосуды, встречающиеся в могилах людей, по-видимому, служили не только в быту. В древности культ чаши был связан с хмельным питьем – элементом ритуала при жизни и заупокойного культа.

Альчики (асыки) — по мнению большинства ученых, имели игровое назначение, а также использовались для гаданий. Волчьи альчики использовались в качестве амулетов. Изготавливались из надпяточной (таранной) кости овцы (в основном баранов) и реже другого мелкого рогатого скота. Использование альчиков можно наблюдать на материалах самых разных культур в эпоху бронзы, раннего железа, средневековья и вплоть до наших дней. Асычки помимо игр и гадания используются также как часть музыкальных инструментов. Например, в казахском национальном музыкальном инструменте жетыген косточки используются в качестве передвижных порожков для струн.

Сосуд срубной культуры. Бытовая керамика срубной культуры по большей части невыразительна. Обычно это сосуды баночной или горшковидной формы, неорнаментированные вообще или покрытые незатейливым узором. Но изредка на поселениях, а в захоронениях довольно часто, встречаются нарядно украшенные приземистые сосуды с подчеркнутым ребром - острореберные. Это парадная, столовая и ритуальная посуда. Орнамент, который покрывает, как правило, только верхнюю часть посуды, имеет оттиск шнура или вид перекрещенных линий. В орнаменте прослеживается ритмичность, повторяемость элементов. В составе фриза такого «узора» часто встречаются разнообразные знаки, крестики, прямоугольники, схематические изображения животных и др. Считают, что в данном случае речь идет о примитивном пиктографическом письме.

Мелитопольский золотой курган – скифское захоронение IV века до н.э. Открыт в 1954 году на территории частного подворья, исследован А.И. Тереножкиным. Насыпь кургана до раскопок была высотой около 6 метров, она была составлена из вальков, между которыми находилась морская трава-камка (три слоя). В кургане устроены две усыпальницы. В одной из них, в которой находилось захоронение знатной скифянки и рабыни, сохранилось около 3500 золотых украшений (налобный венок, подвески, сережки, кольца, бусинки, пуговицы) и остатки погребальной колесницы. Вторая принадлежала скифу-воину. Вероятно, она была разграблена еще в древности. В тайнике усыпальницы, устроенном в полу центральной гробницы, было спрятано 50 золотых блях, боевой пояс. У второй катакомбы было найдено захоронение пары коней. Самой интересной находкой стал колчан со стрелами, где на золотой обкладке (горите) изображены сцены из жизни легендарного древнегреческого героя Ахилла. В настоящее время коллекция артефактов из Мелитопольского кургана хранится в Музее исторических драгоценностей Украины (Киево-Печерская Лавра).

Сарматские тамговые знаки – родовые фамильные знаки сарматских племен, проживавших на территории Северного Приазовья во II в. до н.э. – II в. н.э. Найдены Б.Д. Михайловым в 1993 году на плите №62. Выполняли функции «печати», «клейма». Их присутствие на плитах Каменной Могилы свидетельствует о том, что для местного сарматского населения холм был «священной горой». Об этом говорит и открытие в 1954 году «грота Амазонок» - большого чашеобразного грота на юго-востоке у подошвы холма, содержащего предметы женского туалета: небольшое бронзовое зеркало, сердоликовую бусину и др. В качестве прототипа для тамги выступали простейшие геометрические фигуры (круг, квадрат, треугольник, угол и др.), сакральные пиктограммы, птицы и животные, бытовые предметы, орудия труда, оружие и конская сбруя, иногда — буквы разных алфавитов. Возможно, прототипами многих знаков являлись тотемные животные или иные символы, восходящие еще к родоплеменным отношениям. Поэтому графемы многих (особенно несложных) знаков могли одновременно или последовательно использоваться сразу в нескольких территориально, культурно и хронологически не связанных социумах. При этом пиктограммы подвергались определенной стилизации, неизбежной при нанесении знака на выбранную поверхность тяжелым инструментом (зубило, нож, тесло и т. д.). Основные требования, предъявляемые к тамгообразному знаку, — это графическая выразительность и лаконизм, а также наличие потенциальной возможности варьирования в рамках существующей изобразительной схемы. Так, вероятно, учитывалось, что постоянное использование знака путем нанесения его на разные поверхности (камень, кожа, дерево и др.) будет тем легче, чем проще будет начертание самого знака.

Краснолаковый кувшин и стакан из зеленого стекла датируются IV-V вв. н.э. Найдены в 1973 году Б.Д. Михайловым в пещере Колдуна №52 на Каменной Могиле в погребении гунна-кочевника. В полуистлевшем гробовище костяк отсутствовал, так как разложился в песке среднесарматского яруса, в котором органические материалы не сохраняются. Однако остались железные бляхи, песчаниковая конкреция с линейно-геометрическими рисунками и вышеназванная посуда. На горле кувшина лежала плоская миндалевидная конкреция. Присутствие погребального комплекса в холме свидетельствует о посещении степного феномена гуннами, которые из мест прежнего обитания (Алтай, Китай) принесли сюда свой культ поклонения горам.

Скелет половецкого воина XI-XIII вв. н.э. – вырезка из захоронения, открытого во время раскопок на Мамай-горе (Мамаева Могила). Мамай-гора – возвышенность на берегу Каховского водохранилища, около села Большая Знаменка в Запорожской области. Это один из крупнейших могильников на юге Украины. Тут находятся более тысячи грунтовых и курганных захоронений. Самое раннее из них сделано еще в эпоху неолита (V тысяч лет до нашей эры), а самое позднее в средневековье (XII-IV века нашей эры). На сегодняшний день исследовано около 400 могил, в большинстве из них похоронены скифы (IV век до нашей эры).